June 30th, 2013

ой

Петербургское, поэтическое.

  В конце мая наш город с краткосрочным дружественным визитом посетил marat_ahtjamov. Я три дня таскала его по центру, показывала достопримечательности и заодно приучала к пиву и табакокурению. Я хорошая девочка.
  Так вот. Когда Марат приехал, я встретила его на Московском вокзале, мы немножко побродили по Невскому, Владимирскому, Стремянной улице и, естественно, по улице Марата, попили кофе в "Кофе-Хаусе", а потом пошли на Пушкинскую улицу, в хостел, где у Марата был забронирован номер.
  Пока Марат располагался и обустраивался, я разговорилась с консьержкой. Приятная такая женщина лет пятидесяти, весьма общительная.
  Спрашивает меня:
  - Откуда Ваш друг приехал? Из Елабуги?
  - Да, - говорю, - совершенно верно.
  - Это ведь там, кажется, Марина Ивановна покончила с собой? Я ничего не путаю, она же в Елабуге повесилась?
  Я, знаете, даже оторопела немножко. Стою и думаю: господи, да что же это за город такой? В каком же потрясающем, удивительном городе я живу! Какие начитанные, образованные люди окружают меня! Здесь даже консьержка в крошечном хостеле знает не только отчество Марины Цветаевой, но и причину её смерти, и место!
  И такая меня гордость обуяла. Плечи расправились. Да что там плечи - крылья за спиной выросли.
  Э-э-э, нет, думаю, не напрасно называют Петербург культурной столицей. Не зря. Всё заслуженно, всё справедливо. Вот ведь - обычный человек, простая служащая в крошечной недорогой гостинице, - а знает, знает! Конечно, мне не известно, кем раньше работала эта женщина. Может быть, она библиотекарь, или учитель литературы, или историк - колода порой весьма причудливо тасуется. Знавала я одного доктора наук, которого жизнь заставила пойти работать дворником. Всякое бывает. Но сам факт: вот приезжают к нам люди из разных городов, из разных стран, останавливаются в этом хостеле, а их там встречает человек, с которым можно вечером поговорить о литературе, о поэзии, о жизни великих людей - ну разве это не замечательно?
  И я смотрю на неё восторженно и говорю:
  - Вы правы, Марина Цветаева действительно умерла в Елабуге.
  И вдруг...
  - Ах, Марина Ивановна! Как я её люблю! - говорит консьержка. - Какие она стихи писала! Я вернулась в мой город, знакомый до слёз...

  Занавес.

  А впрочем, нет. Антракт. Второе действие под катом.
Collapse )